Биография Делакруа


Фердинанд Виктор Эжен Делакруа́ (фр. Ferdinand Victor Eugène Delacroix; 26 апреля 1798 года — 13 августа 1863 года) — французский живописец и график. Глава французского романтизма.
Эжен Делакруа родился в пригороде Парижа 26 апреля 1798 года. Официально его отцом считался Шарль Делакруа, чиновник среднего ранга, однако ходили упорные слухи, что в действительности Эжен был незаконнорожденным сыном всесильного Шарля Талейрана, наполеоновского министра иностранных дел, а впоследствии главы французской делегации на историческом Венском конгрессе 1814—1815 гг. Как бы там ни было, но мальчишка рос сущим сорванцом. Друг детства художника, Александр Дюма, вспоминал, что « к трём годам Эжен уже вешался, горел, тонул и травился» . К этой фразе требуется добавить. Эжен едва не «повесился», нечаянно обматав вокруг шеи мешок, из которого кормили лошадей овсом; «горел», когда над его детской кроваткой вспыхнула противомоскитная сетка; «тонул» во время купиния в Бордо; «травился», наглотавшись краски-медянки.


Картины Эжена Делакруа


Женщина в белых чулках
Клеопатра и крестьянин
Одалиска
Свобода ведущая народ (Свобода на баррикадах)
Христос на Генисаретском озере
Резня на Хиосе
Ладья Данте
Смерть Сарданапала
Заточение Хилона
Жорж Санд
Шопен
Греция умирающая на развалинах Миссолунги
Гамлет и Горацио на кладбище
Казнь дожа Марино Фальеро
Поединок гяура с пашой
Медея
Спальня графа де Морне
Натюрморт с омаром
Сирота на кладбище
Портрет Паганини
Марокканский шейх навещает свой клан
Еврейская свадьба в Марокко
Марокканец седлающий коня
Более спокойным оказались годы учёбы в лицее, где мальчик проявил большие способности в словесности и живописи и даже получал призы за рисунок и знание классической литературы. Художественные наклонности Эжен мог унаследовать от своей матери, Виктории, происходившей из семьи знаменитых краснодеревщиков, но настоящая страсть к живописи зародилась в нем в Нормандии — там он обычно сопровождал дядю, когда тот отправлялся, чтобы рисовать с натуры.
Делакруа рано пришлось задуматься о своей дальнейшей судьбе. Его родители умерли, когда он был совсем юным: Шарль — в 1805-м, а Виктория — в 1814 году. Эжена после этого отправили к сестре. Но она вскоре попала в труднейшее финансовое положение. В 1815 году юноша оказался предоставлен сам себе; ему нужно было решать, как жить дальше. И он сделал выбор, поступив в мастерскую известного классициста Пьер, Нарсиса Герена (1774—1833). В 1816 году Делакруа стал учеником Школы изящных искусств, где преподавал Герен. Здесь царствовал академизм, и Эжен без устали писал гипсовые слепки и обнаженных натурщиков. Эти уроки помогли художнику в совершенстве освоить технику рисунка. Но настоящими университетами для Делакруа стали Лувр и общение с молодыми живописцами Теодором Жерико и В Лувре он очаровался работами старых мастеров. В то время там можно было увидеть немало полотен, захваченных во время Наполеоновских войн и ещё не возвращенных их владельцам. Больше всего начинающего художника привлекали великие колористы — Рубенс, Веронезе и Тициан. Бонингстоун, в свою очередь, познакомил Делакруа с английской акварелью и творчеством Шекспира и Байрона. Но самое большое влияние оказал на Делакруа Теодор Жерико.
В 1818 году Жерико работалал над картиной «Плот Медузы», положившей начало французскому романтизму. Делакруа, позировавший своему другу, стал свидетелем рождения композиции, ломающей все привычные представления о живописи. Позже Делакруа вспоминал, что увидев законченную куртину, он «в восторге бросился бежать, как сумасшедший, и не мог остановиться до самого дома».
Первой картиной Делакруа стала — «Ладьи Данте» (1822), выставленной им в Салоне. Впрочем, особого шума (подобного хотя бы тому фурору, что произвел «Плот» Жерико) она не вызвала. Настоящий успех постиг Делакруа через два года, когда в 1824 году, он показал в Салоне свою «Резню на Хиосе», описывающую ужасы недавней войны Греции за независимость. Бодлер назвал это полотно «жутким гимном року и страданию». Многие критики также обвинили Делакруа в чрезмерном натурализме. Тем не менее, главная цель была достигнута: молодой художник заявил о себе.
Следующая работа, выставленная в Салоне, называлась «Смерть Сарданапала», он словно намеренно злил свох хулителей, почти смакуя жестокость и не чураясь определенной сексуальности. Сюжет картины, Делакруа позаимствовал у Байрона. «Движение передано прекрасно, — писал один из критиков об его другой похожей работе, — но эта картина буквально кричит, грозит и богухульствует». Последнюю большую картину, которую можно отнести к первому периоду творчества Делакруа, художник посвятил современности.
В июле 1830 Париж восстал против монархии Бурбонов. Делакруа симпатизировал восставшим, и это нашло отражение в его «Свободе, ведущей народ» (у нас это произведение известно, также под названием «Свобода на баррикадах»). Выставленное в Салоне 1831года, полотно вызвало бурное одобрение публики. Новое правительство купило картину, но при этом немедленно распорядилось снять ее, слишком уж опасным казался ее пафос. Фрески Делакруа на западной стене К этому времени роль бунтовщика, похоже, Делакруа надоела. Стали очевидны поиски нового стиля. В 1832 году художника включили в состав официальной дипломатической миссии, направленной с визитом в Марокко. Отправляясь в это путешествие, Делакруа и подумать не мог, насколько сильно повлияет поездка на все гое дальнейшее творчество. Африканский мир, который он видел в фантазиях цветистым, шумным и праздничным, предстал перед его глазами тихим, патриархальным, погруженным в свои домашнние заботы, печали и радости. Это был затерянный во времени дрвений мир, напоминавший Грецию. В Марокко Делакруа сделал сотни набросков, а в дальнейшем впечатления, полученные в этом путешествии, служили ему неисчерпаемым источником вдохновления. По возвращению во Францию его положение упрочилось. Последовали официальные заказы. Первой монументальной работой такого рода стали росписи, выполненные в Бурбонском дворце (1833—1847). После этого Делакруа работал над украшением Люксембургского дворца (1840—1847) и росписью потолков в Лувре (1850—1851). Двенадцать лет он посвятил созданию фресок для церкви Сен-Сельпис (1849—1861).
К работе над фресками художник относился с огромным энтузиазмом. «Мое сердце,- писал он, — всегда начинает учащенно биться, когда я остаюсь лицом к лицу с громной стеной, ожидающей прикосновения моей кисти». С возрастом продуктивность Делакруа снижалась. В 1835 году у него обнаружилась серьезная болезнь горла, которая то утихала, то обостряясь, в конце концов и свела его в могилу. Делакруа не чурался общественной жизни, постоянно посещая различные собрания, приемы и знаменитые салоны Парижа. Его появление ждали — художник неизменно блистал острым умом и отличался элегантностью костюма и манер. При этом его частная жизнь оставалась скрытой от посторонних глаз. Долгие годы продолжалась связь с баронессой Жозефиной де Форже но их роман не увенчался свадьбой.
В 1850-е годы его признание стало неоспоримым. В 1851 году художника избрали в городской совет Парижа, в 1855-м наградили орденом Почетного легиона. В том же году была организована персональная выставка Делакруа — в рамках Всемириной парижской выставки. Сам художник немало огорочался, видя, что публика больше знает его по старым работам, и лишь они вызывают ее неизменный интерес. Последняя картина Делакруа, выставленная в Салоне 1859 года, и законченные в 1861 фрески для церкви Сен-Сюльпис остались практически незамеченными.
Это охлаждение омрачило закат Делакруа, тихо и незаметно скончавшегося от рецидива болезни горла, в своем парижском доме 13 августа 1863 года в возрасте 65 лет.

Все альбомы и галереи >>>